«Это конец…» — обреченно…

«Это конец…» — обреченно сказал Штирлиц, вынимая руку из-под юбки Кэт.
«Канспирацыа, дарагой», — нежно прошептал Кэт.