Штирлиц наслюнявил карандаш и вывел на бумаге

Штирлиц наслюнявил карандаш и вывел на бумаге:
— Здравствуй, Оксана!
«Нет,- подумал разведчик,- не так». Он тут же смял бумажку и съел.
— Здравствуй, Юля!
«Опять не то»,- подумал Штирлиц, съедая вторую бумажку.
— Здравствуй, Ира!
«Черт, совсем память отшибло — как же ее звали? — Штирлиц съел и эту бумажку.- Ну вот, по крайней мере, теперь я сыт».
— Вы знаете,- сказал Штирлиц связному,- рисковать не будем. Передайте моей жене все на словах. Скажите, мол, я люблю ее, жду-недождусь встречи с ней, ну, и все такое прочее…