Штирлиц никогда не испытывал ностальгии по Родине

Штирлиц никогда не испытывал ностальгии по Родине. Он привык к Германии, полюбил баварское пиво, ездил на «Мерседесе», разговаривал и даже думал по-немецки. Но вокруг было так много советских шпионов, и Штирлицу поневоле приходилось притворяться, что он с удовольствием пьет «Столичную», курит «Беломор», жрет тушенку и тоскует по русским березкам…